Пятница, 24.11.2017, 14:12

Приветствую Вас Гость | RSS

ГЕНОЦИД АРМЯН

Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Статьи [20]
Статистика
Главная » Статьи » Статьи

И ВСЕ-ТАКИ ОН ВЕРИЛ…

И ВСЕ-ТАКИ ОН ВЕРИЛ…

Имя Алексея Карповича Дживелегова (1875-1952), члена-корреспондента Академии наук Армении, крупнейшего ученого в области истории стран Западной Европы, искусствоведа, театроведа и литературоведа, широко известно читателям. Однако не все знают, что в его научном творчестве, в публицистической деятельности особое место занимали проблемы политической истории армянского народа – политика держав в Армянском вопросе, геноцид и депортация армян, судьба армянских беженцев из Турции, армяно-русские, армяно-турецкие отношения, создание единого и независимого армянского государства и т.д.

Являясь ученым с широчайшим диапозоном научных интересов, А.К. Дживелегов не стоял в стороне от политических проблем и судеб армянского народа. В самые тяжелые периоды жизни своего народа он живо откликался на его нужды, служил ему своим пером, организаторскими способностями. Проблемам политической арменистики посвящены книги А.К.Дживелегова “Армяне в России” (1946), около 40 статей на страницах редактируемого им еженедельника “Армянский вестник”.

Работы А.К.Дживелегова и сегодня не потеряли своего научного и политического значения, и по нашему убеждению, должны быть полностью опубликованы.

Ниже представляем читателю текст выступления А.К.Дживелегова в российском предпарламенте – Временном совете Российской республики (совещательный орган при Временном правительстве) 20 октября (2 ноября) 1917 г. по поводу судьбы Западной Армении (Речь в Совете республики 20 октября 1917 г. – Армянский вестник, 1917, No. 43-44, с. 3-5).

А.К.Дживелегов искренне приветствовал Февральскую революцию в России, связывал с ней большие надежды. В начале 1917 г. он писал: “Армянский народ приветствует революцию…Турецкая Армения должна быть свободна и должна получить право политического самоопределения. Требование автономии Армении, требование чистое, как снег на вершинах Масиса, загрязнено клеветой, недоброжелательными ревнивыми подозрениями, шовинистическими предосторожностями. Свободная Россия должна смыть всю эту грязь и признать за армянским народом в Турции право на автономию” (“Русская революция в Армении” – Армянский вестник, 1917, No. 10-11, с. 3). Если соотнести эти слова А.К.Дживелегова с проблемой Нагорного Карабаха, то они могли бы сегодня прозвучать весьма актуально.

Осенью 1917 г. оптимизм ученого сменился на критику в адрес Временного правительства. Он понял, что политика России в Армянсом вопросе не претерпела особых изменений.

В своем выступлении в российском предпарламенте А.К.Дживелегов критикует Министерство иностранных дел России за позицию, занятую в Армянском вопросе, призывает демократическую общественность России оказать помощь и содействие армянскому народу.

РЕЧЬ А.К.ДЖИВЕЛЕГОВА В СОВЕТЕ
РЕСПУБЛИКИ 20-го ОКТЯБРЯ 1917 г.

Господа, я уполномочен от армянской группы временного совета указать на один существенный пробел в речи министра иностранных дел, пробел, касающийся положения Турецкой Армении. Армянский народ без различия партий и политических направлений ожидал услышать от министра иностранных дел, что русская иностранная политика отныне решительно разрывает со старым отношением к армянскому народу. Этого армянский народ не услышал в речи министра иностранных дел и этого армянский народ не может понять иначе, как желание Министерства иностранных дел держаться по отношению к армянскому народу такой же политики, которая процветала до революции.

Политика старого русского правительства по отношению к Турции заключалась в том, что Турция во всех столкновениях с Россией и даже в моменты, когда никаких столкновений с Россией не существует, должна быть ослаблена. Политика ослабления Турции принимала разные формы в зависимости от того, насколько Россия чувствовала себя сильной. Эта политика русского правительства была полной противоположностью той политики, которой придерживалась Англия до Эдуарда 7-го, до появления идеи стратегического окружения Германии, и политики Германии, которая началась в момент получения первых больших концессий Турецкой империи. Политика старой Англии и новой Германии заключалась в том, чтобы удержать Турцию как единый хозяйственный комплекс, такой хозяйственный комплекс, к которому могут быть применены экономические силы английского и германского капитала. Россия, слабая в экономическом отношении, Россия, которая никогда не была уверена в том, что ее производительные силы найдут достаточное применение в Турции, не могла этой политики держаться. Ее собственная политика заключалась в том, чтобы ослаблять Турцию как политическое единство и добиваться по мере возможности отчленения от Турции отдельных кусков ее территории. Насколько эта политика старой власти последовательно ею проводилась, видно из того, что даже в моменты, когда русское правительство вело всячески борьбу с революцией, - и тогда Россия была готова поддерживать революционные и свободолюбивые течения в Турецкой империи для того, чтобы добиться осуществления своих основных целей, - ослабления Турции.

Александр 1-й – творец и главный вдохновитель Священного союза, Николай 1-й – один из пророков принципов легитимизма, все-таки поддерживали греческую революцию и все-таки старались, чтобы Греция в своем стремлении освободиться от Турции получила поддержку в той или иной форме от России. Александр 1-й покровительствовал обоим Ипсиланти и гетеристам, Николай 1-й послал флот в Наварин. Эта политика в последнее время стала встречать все больше и больше противодействия в той широкой международной комбинации, которая создавалась начиная с середины 19-го века. И в те моменты, когда Россия не могла рассчитывать на то, чтобы прямой силой отобрать от Турции тот или другой клочок ее территории, Россия поддерживала автономические освободительные стремления в Турции. Так велась русская политика по отношению к Македонии, так она велась и по отношению к Армении. По отношению к Армении русский взгляд на то, что Армения должна быть автономна, ведет свое начало с войны 1877 г. В Сан-Стефанских прелиминариях был пункт, где говорилось о том, что Армения должна получить административную автономию. В 1895 г. Россия вместе с другими западными державами подняла вопрос о настолько широкой реформе, что она граничила с дарованием армянским областям автономии. Наконец, последний из этих моментов, протокол 26-го января 1914 г., тоже ставил вопрос о реформах, так что дело явно шло к автономии.

Какую же роль играли сами турецкие армяне во всей этой политической игре русского правительства? Армяне всегда были жертвами русско-турецкой политики. Жертва внутри самой Турции, армяне должны были поневоле сделаться жертвой и русской политики. Постоянно приносимая на алтарь турецкой государственной необходимости, на алтарь идеи пантюркизма, Армения, которая оказалась клином в тюркской территории, была бельмом на глазу турецкого правительства, и оно в последнее время стремилось искоренить армянский народ, чтобы тем самым разрешить все экономические и политические задачи, лежащие перед ним. Эта политика Турции была совершенно одинакова у старой турецкой власти и у новых руководителей политики младотурок, которые после недолгого колебания вернулись на тот путь, на котором стоял Абдул-Гамид.

Для России армяне были также жертвой; Россия играла армянскими интересами, как и турецкое правительство. Вы, вероятно, помните злую фразу одного из русских послов в Константинополе, князя Лобанова-Ростовского, который говорил, что он ничего не имеет против Армении без армян. Вы помните, что еще в начале войны, еще когда министром иностранных дел был Сазонов, в отношениях русского правительства к армянам и Армянскому вопросу было странное колебание, которое не позволяло русскому правительству найти надлежащую линию. И сейчас, в то время, когда власть принадлежит уже правительству революционному, мы видим в политике министерства иностранных дел отголосок старых приемов иностранной политики, отголосок старого отношения России к армянскому народу. Еще на днях в министерстве иностранных дел рассматривался вопрос об освобождении армянских военнопленных, взятых в плен среди турецких войск. Вопрос этот пока был решен отрицательно. И это после того, как армяне дали десятки тысяч добровольцев, после того, как армянские части в настоящее время несут тяжелую ответственную стратегическую задачу: охраняют турецко-персидский плацдарм и проходы, там находящиеся. Теперь, когда в России переменился строй, армяне не могут постигнуть, каким образом хотя бы отголосок старой политики русского правительства по отношению к Армении может еще держаться. От демократической России армяне ждут другого отношения, от демократической России армяне ждут другой политики по отношению к Турецкой Армении. Армяне надеятся, что демократическая Россия сумеет понять те стремления к самоопределению, которые присущи армянскому народу и которые армянский народ провозглашает с тех пор, как начал сознавать себя политически. Демократическая Россия доказала, что выполнение тех задач, которые были не под силу старому правительству, ей под силу. Демократическая Россия разрешила польский вопрос, над разрешением которого безуспешно и бессильно билась старая власть. И армяне надеятся, что и в армянской политике, в отношении к Армянскому вопросу русская демократия сумеет указать министерству иностранных дел новые пути.

Долг русского народа, достоинство русской демократии повелительно требуют, чтобы Армения не была оставлена на произвол судьбы, чтобы взгляд на Армению, как на полноправного члена семьи малых народов, был министерством иностранных дел вверен в систему своей политики.

Как же представляют себе в настоящее время армяне свой будущий политический статут? Армяне думают, что полная автономия Турецкой Армении есть единственное возможное разрешение Армянского вопроса. Армяне считают, что свободная Армения должна обнимать 6 армянских вилайетов – Эрзерум, Ван, Битлис, Харпут, Диарбекир, Сивас, и к этим 6 вилайетам великой и малой Армении должна быть присоединена территория Киликии. Вместе с тем от этих 6 вилайетов и от Киликии должны быть отрезаны те окраинные части, которые были искусственно присоединены к армянской области после войны 1877 г., присоединены с тем, чтобы изменить численное соотношение между армянским и неармянским населением в ущерб армянскому.

Каким образом может быть установлена территория новой, свободной Турецкой Армении? Армянский народ считает, что свободная Армения должна быть образована решением международного конгресса. Армяне надеятся, что международнуй конгресс, который кончит наконец эту войну, даст армянам неоценимый дар, который когда-то Швейцария получила от венского конгресса, - вечный нейтралитет, и что этот вечный нейтралитет будет гарантирован Армении общим решением всех держав. Международная гарантия в этом отношении является единственным ручательством за то, что никогда и ни при каких условиях этот нейтралитет не может быть нарушен. Но армяне прекрасно понимают, что прямо сейчас же после окончания войны ввести это новое политическое устройство является делом очень трудным, и потому армяне думают, что после окончания войны должен быть введен некоторый интерим, промежуточное политическое состояние, которое должно быть гарантировано всеми державами. Каким образом гарантия того, что за время этого интерима армянский народ сумеет приступить к устройству своего национального дела и к устройству своего политического быта, будет обеспечена? Единственным решением этого вопроса был бы мандат, врученный от международного конгресса какой-нибудь державе или какой-нибудь группе держав, и армянский народ приветствовал бы, если бы державой, которой будет вручен этот мандат, была бы Российская республика.

Я думаю, что я не встречу с вашей стороны никаких возражений, если я скажу, что старая вековая культура армянского народа, роль Армении в передней Азии, как защитницы европейской культуры, как страны демократической общественности, какой Армения была в свободные времена своего существования, когда она представляла собою независимое государство, и тогда, когда она попала под турецкое иго, дает ей право на то, чтобы сейчас в семье свободных малых народов Армения могла занять подобающее ей место. И еще другой титул на то, что Армения должна получить свое новое свободное устройство заключается в том, что во имя культуры, во имя свобобы, во имя тех идеалов защиты прав малых народностей, из-за которых началась война, Армения принесла столько жертв. Мне нет необходимости воспроизводить перед вами то, что происходило в 1915 г. в Турции; мне нет необходимости восстанавливать перед вашими глазами те потрясающие жестокости, те неописуемые варварства, которые творились над армянами. Нет необходимости указывать и на то, что существование на границах Российской республики свободной Армении ни в коем случае не является угрозой для России, ни о каких ирредентистских чаяниях со стороны русской Армении не может быть и речи. Не может быть речи по двум причинам – и объективно и субъективно: объективно потому, что никогда ирредента не возникала в державе сильной, малая часть которой потянула к державе слабой. Ирредента всегда рождалась в сильной державе, всегда питалась мечтами о расчленении слабой державы. Вот почему в отношениях между Россией и Арменией объективных причин, которые могли бы питать ирредентизм, которые могли бы вызывать среди вас ирредентистские опасения, не существует. Но нет и субъективных причин. Армянский народ так долго и тяжело выносил иго старого режима, так много страдал от царизма и притеснений его, что ни у кого из русских армян, населающих территорию Закавказья, не может явиться мысли поднять оружие против новой России или начать пропаганду отторжения от России, но этот вопрос уже чисто российский, вопрос о Русской Армении: он совершенно самостоятелен, и, может быть, кодда-нибудь в совете мы будем обсуждать и его. В настоящее же время речь идет только о Турецкой Армении, речь идет только об устройстве той части Армении, которая изнывает под турецким игом.

Мне хочется еще раз подтвердить, что для России устройство свободной Турецкой Армении ни с какой точки зрения не является угрозой.

На своем хребте в течение веков армянский народ испытывал все прелести старого режима в России, переносил невозможные мучительства в Турции как старого режима, так и режима нового, и он должен получить то, что ему по праву принадлежит, - место среди свободных народов. Армянский народ всем своим служением культуре и всем своим демократическим бытом поставил свою историю и свою общественную и политическую работу как в России, так и в Турции в уровень требований своего времени, в уровень требований демократического развития. Эта работа армянского народа должна заслужить с вашей стороны то признание, которое ему принадлежит по праву. Армения должна быть свободна, и русская демократия в этом отношении должна ей помочь. Если это случится, если русская демократия своим могучим словом скажет, что Турецкая Армения должна быть свободна, - это навсегда закрепит моральную связь между Турецкой Арменией и Российской демократической республикой. (Рукоплескания).



Источник: http://* Источник: “Эпоха”, 20 февраля 1992.
Категория: Статьи | Добавил: genocide (12.04.2015) | Автор: А. Дж. Киракосян
Просмотров: 81 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск

Создано М.М.  © 2008 - 2017

Конструктор сайтов - uCoz